— Серег, говорю тебе — ГУ-СТЕ-РА!!! — не унимался в трубке мой товарищ, приглашающий к себе на малую родину на рыбалку.Он прожил пару лет на Сахалине и, вернувшись в Чувашию, видимо, совсем разучился определять виды пресноводных рыб. Он утверждал, что в его пруду на удочку хорошо ловится густера и красноперка. И если по поводу красноперки я еще мог поверить, то насчет густеры сильно сомневался.

Густера на Волге традиционно держится открытых участков, любит простор и течение и просто-напросто обходит стороной болотистые заросшие участки, малую глубину и даже заливы, в которых не ощущается течение. А тут пруд, который я не раз видел, проезжая мимо. Мелкий, заросший, с топкими болотистыми берегами и грязно-мутноватой водой. С вотчиной густеры, казалось бы, ничего общего. Здесь могла быть некрупная, уцелевшая после прессинга местных браконьеров щучка, мелкие выродившиеся окуни и сорожки, которые при весе в 20 граммов становятся уже половозрелыми и вовсю мечут икру, ну еще могут быть карась и ротан. Но никак не густера. Однако товарищ и слушать это не хотел. Пообещал подарить ему ихтиологический справочник, и собравшись с незамысловатым рыбацким скарбом, отправился в экспедицию, целью которой было выяснение сего непонятного явления, как прудовая густера.

Пруд представлял собой довольно жалкое зрелище. Видел его год назад, и был он более полноводным. Вода ушла где-то на метр, а это для пруда с максимальной глубиной метра в полтора-два — что-то сродни экологической катастрофе. Рыбалка состоялась в начале мая, и к этому времени, несмотря на еще достаточно прохладную воду, водная растительность уже успела порядком развиться и вся прибрежная полоса метров на пять от берега была занята клубами из водорослей. Пруд был С-образной формы, но не сильно большой. Немногочисленные рыбаки, человека 3-4, сидели в нижнем заливе, двое на лодке ловили в средней части пруда. Клевало у всех слабовато и рыбешка попадалась некрупная. Мы подошли к группке рыболовов, сидевших в нижнем заливе на вершине обрывистого берега. Забросы они делали метров на десять от берега, за полосу водорослей. Ловили на поплавочные снасти с довольно короткими удилищами, но зато использовали безынерционные катушки. Оснастку забрасывали, видимо, на прикормленное место. Попадалась некрупная красноперка и изредка — о, чудо! — самая настоящая густера!

Мы пристроились чуть в сторонке от компании рыболовов и стали разбирать снасти. Я сразу прикормил панировочными сухарями со смесью в десяти метрах от берега и метрах в семи, на границе чистой воды и водорослей. Инстинктивно надеялся, что большинство поклевок густеры будет происходить на дальней дистанции, а под травой закормил на случай, если густера не подойдет и придется ловить красноперку, которая так любит все эти водоросли. Под разных рыб устанавливал и разные удочки. На 10 метрах установил оснастку со скользящим грузиком, который клал на дно. Крючок следовал в 10 см за грузилом и лежал на дне. Насадил я на него бутерброд из небольшого червя и опарыша. На 7 метрах оснастка была полегче, грузик и крючок на дно не клал, а ловил в 2-3 см от дна.

В 10 метрах от берега глубина составляла 1,2 м, на семиметровой дистанции — 0,9 м. Меня сразу же насторожил спуск лески у местных рыболовов. От крючка до поплавка они оставляли где-то 30-40 см лески. Наверное, там мельче — решил я.

Приступили к ловле. Соседи постоянно копошились, шумели и при этом активно ловили рыбу. Больше, конечно, некрупную красноперку, но изредка доставали и густеру граммов по 200-250. У меня же не было поклевок ни на ближней, ни на дельней дистанции, хотя сидели мы тихо и грамотно кормили.

Первая поклевка произошла, когда на ближней удочке я сделал спуск как у местных. При глубине 0,9 м спуск в 30 см — это ловля даже не в полводы, а в приповерхностном слое. Поплавок, гонимый слабым ветерком, кротко задергался и я достал красноперку в 10 см длиной. За ней еще несколько штук. Поклевки было несмелые, но верные, пустых поклевок не было, сходов тоже. Ловля чуть отвлекла от дальней удочки, и как-то боковым зрением я заметил, что поплавок на ней... лежит! После подсечки показалось, что крючок вошел в пучок тины и мертво зацепился. Зацеп чуть постоял и медленно стал поддаваться. Поднявшись на десяток сантиметров, зацеп, как это принято говорить, «ожил» и резво пошел в сторону. Такой прыти я не ожидал, леска оборвалась. Поводочек стоял толщиной 0,08 мм. Ехали-то за некрупной густерой-лаврушкой... Соседи-рыбаки понимающе закивали и сообщили, что это лещ, который постоянно здесь портит им снасти. На вопрос, почему они его не ловят специально, говорят, что больно хитер и к снасти попрочнее не подходит, а «уклеечными махалками» ото дна не оторвать. Вот вам и пруд-болото!

После этого обрыва о красноперке и думать не хотелось. Снасть я забросил, но все внимание было устремлено на дальнюю удочку. Еще порядком прикормил и стал ждать. Окрикнул меня приятель, сообщив, что на второй, ближней, удочке поплавка не видно. Я резко подсек и ощутил тяжесть, поприятнее, чем от красноперки. Широкая рыба сопротивляется сильнее прогонистых сорожек и красноперок, поэтому 400-граммовую густеру я тащил с особым удовольствием. Местные лениво посмотрели на мою, казалось бы, крупную густеру и отреагировали как-то совсем вяло. Впору было бы оскорбиться, но тут один из них вывел густеру или подлещика граммов на 800. Местные и на эту рыбину посмотрели как-то безразлично. Видимо, таких здесь каждый день ловят.

Теперь я не знал, на какой удочке акцентироваться. Установил их так, чтобы видеть сразу оба поплавка. На второй проводке 200-граммовая густера попалась на ближнюю удочку. Через несколько минут еще одна, чуть крупнее. Смущало отсутствие поклевок на дальней удочке. Проверил — оказалось, стянули наживку. Все-таки, наверное, оснастка не та. Решил ее быстро перевязать. На конец оснастки теперь ставлю мормышку и больше ничего. Приманку кладу на дно.

А сам активно ловлю в проводку на ближней дистанции. Поклевки здесь происходят в приповерхностном слое, и довольно часто. То красноперка, то густера.

А вот и подъем поплавка на дальней удочке — и приятная тяжесть на снасти. Густера с полкило — таких я и на Волге сто лет не ловил, а здесь, в этой луже... Признаться, неожиданно.

Пока возился с подлещиком, наблюдал, как играет поплавок на ближней удочке. Кто-то очень настойчивый гонял его то влево, то вправо, а потом и вовсе резко утопил. Когда я освободился и потянул за снасть, почувствовал совсем неприличную тяжесть и очень бурное сопротивление. Когда поднял к поверхности, увидел, что это щука, схватившая красноперку, которая попалась на крючок. Здесь еще и щука есть! Вот так сюрприз!

Ближе к обеду клев стих, и рыбаки немного расслабились. Мы подошли к ним и они рассказали нам много нового. Оказывается, этот пруд они всей деревней берегут как зеницу ока. Здесь пришлых рыбаков гоняют (нам повезло, мы были с местным сопровождающим), а ловить на сети или тем более электроудочку никому не позволяют. Рыбу запускают с Волги, и практически ежегодно! Зимой рубят специальные майны, чтобы не было заморов, словом, следят за своим водоемом как надо. Именно поэтому здесь такая замечательная рыбалка. Хороший пример для подражания!